Следование разъяснениям данным лицу освобождает от ответственности

Влияние коронавируса на договоры (форс-мажор) — Право на vc.ru

Следование разъяснениям данным лицу освобождает от ответственности

Краткий обзор основных юридических последствий коронавируса в отношении коммерческих контрактов.

Другие материалы по этой теме, включая влияние эпидемии на трудовые отношения и корпоративные процедуры, вместе с подборкой полезных ресурсов вы можете найти здесь: «Коронавирус Covid-2021: правовые последствия» (регулярно обновляется).

​Юридические основания для пересмотра договоров во время кризисной ситуации

Кто бы мог предположить еще месяц назад, что летучая мышь на рыбном рынке в китайской провинции станет причиной глобальной рецессии и приведет к обвалу финансовых рынков?

Последствия коронавируса прямо или косвенно отражаются на всех отраслях экономики. Особенно наглядно это проявляется там, где между контрагентами есть долгосрочный договор, который был заключен до того, как стороны могли себе представить последствия вируса.

В таких ситуациях стороны хотят знать, что предусматривает договор на случай наступления таких обстоятельств. С точки зрения российского права есть три юридические концепции, которые могут применяться к договорным отношениям в ситуации кризиса:

  1. Непреодолимая сила, или «форс-мажор» (ч. 3 ст. 401 ГК РФ).
  2. Невозможность исполнения обязательства (ст. 416 и 417 ГК РФ).
  3. Существенное изменение обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

Наиболее распространенным основанием, влияющим на общие положения об ответственности сторон договора, является форс-мажор. Он подробнее рассмотрен ниже. Две другие концепции кратко рассмотрены в конце.

Форс-мажор как обстоятельство, исключающее ответственность

Форс-мажор — это юридическая концепция, в соответствии с которой сторона договора может избежать ответственности за неисполнение договора при наступлении определенных обстоятельств.

В странах континентальной правовой семьи (Германия, Россия, Китай, ОАЭ), где есть кодифицированное законодательство, понятие «форс-мажора», как правило, закреплено в гражданских кодексах. Так, в России это ч. 3 ст. 401 ГК РФ, которая гласит:

Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

В юрисдикциях системы общего права (Англия, США, Сингапур, Индия), которые развивались под влиянием прецедентного права и зачастую не имеют кодифицированного гражданского законодательства, форс-мажор не всегда является правилом, которое применяется по умолчанию.

Вместо этого понятие «форс-мажора» и его конкретные условия должны быть прямо зафиксированы в договоре, чтобы стороны могли ссылаться на наступление таких обстоятельств.

Включение таких условий является распространенной практикой, особенно в комплексных контрактах. Поэтому если контракт подчинен английскому праву, в первую очередь стоит открывать сам контракт и искать там определение «форс-мажора».

Наступление форс-мажорного обстоятельства позволяет стороне не исполнять свои обязательства из договора и при этом нести ограниченную ответственность (при соблюдении ряда условий). В российском правовом поле для признания обстоятельства форс-мажором оно должно удовлетворять всем следующим условиям:

  1. Обстоятельство исключительно и не является обычным в конкретных условиях.
  2. На момент заключения договора стороны не могли предвидеть возникновение обстоятельства.
  3. Наступление обстоятельства не зависит от воли какой-либо из сторон договора.
  4. Обстоятельство непредотвратимо, что означает невозможность для любого участника гражданского оборота избежать наступления обстоятельства или его последствий.

Коронавирус безусловно отвечает признакам три и четыре из списка выше. Вместе с тем в отношении его исключительности и возможности предвидеть наступление эпидемии у сторон могут быть разные взгляды.

Кто-то может выдвинуть аргумент, что за последние два десятилетия было несколько глобальных эпидемий (атипичная пневмония, эбола, свиной грипп), что лишает коронавирус исключительного характера. В качестве контраргумента другая сторона может заявить, что последствия коронавируса настолько сильно отличаются от предыдущих пандемий, что нынешний вирус было невозможно предсказать.

Ответ на этот вопрос будет в конечном счете зависеть от многих факторов, в том числе от характера договорных отношений, профессионализма сторон и усмотрения арбитра.

Стоит сказать: согласно разъяснениям Торгово-промышленной палаты Российской Федерации (ТПП РФ), которая занимается выдачей сертификатов о наступлении форс-мажорных обстоятельств, массовые заболевания (эпидемии), ограничения перевозок, запретительные меры государств и запрет торговых операций являются событиями форс-мажора.

Если вы полагаете, что для вашего конкретного случая коронавирус является форс-мажором, вам стоит помнить о следующих особенностях.

Во-первых, эта норма диспозитивна, то есть стороны вправе изменить ее по своему усмотрению в договоре, что часто и происходит. Соответственно, нужно сначала смотреть сам договор, который обычно предусматривает подробную процедуру взаимодействия сторон.

Во-вторых, оговорка о форс-мажоре часто требует, чтобы пострадавшая сторона направила другой стороне уведомление в течение десяти дней с даты наступлении форс-мажора, чтобы иметь юридическую силу.

В-третьих, к обстоятельствам непреодолимой силы, как правило, не относится нарушение обязанностей со стороны контрагентов. Это означает, что если поставщик не может поставить деталь в срок потому, что сам не смог получить ее от завода-изготовителя, то статья о форс-мажоре не спасет такого поставщика. Отсутствие денежных средств также не является форс-мажором.

Невозможность исполнения обязательства

В теории коронавирус и его последствия могут вообще прекращать обязательства по договору, а не просто освобождать от ответственности за их неисполнение, как это было бы с форс-мажором. Ст. 416 ГК РФ формулирует следующее:

Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

Речь в статье идет о тех случаях, когда обязательство невозможно исполнить физически, даже если основания, вызвавшие невозможность исполнения, отпадут. Это означает, что если невозможно перепоручить иному лицу исполнить обязательство или если невозможность носит временный характер, то ст. 416 ГК РФ применяться не будет.

Невозможность также бывает юридической, когда физически обязательство исполнить можно, но его исполнение будет противоречить закону. Такую ситуацию регулирует ст. 417 ГК РФ:

Если в результате издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части.

Повторим, что в обоих случаях речь идет о том, что невозможность должна быть постоянной и окончательной, а не временной. Именно постоянная окончательная невозможность – главный критерий, по которому форс-мажор можно отличить от невозможности исполнения.

Единственное исключение – если невозможность хотя и является временной, но достоверно известно, что обстоятельства, вызвавшие невозможность, не отпадут до истечения срока обязательства.

Последствие невозможности исполнения — это автоматическое прекращение обязательства. В случае наступления постоянной и окончательной невозможности должнику в обязательстве не нужно даже уведомлять кредитора. Если из договора вытекало исполнение только одного обязательства, договор автоматически будет прекращен.

Важный момент — невозможность исполнения должна быть последующей, то есть наступить уже после заключения договора. В случае изначальной невозможности применяется другой подход. Если на момент заключения договора и должник, и кредитор знали о том, что исполнить обязательство будет невозможно, такой договор является мнимым и не создает никаких обязательств.

Если же только должник достоверно знал о том, что взятое им на себя обязательство невозможно исполнить, а кредитор полагал исполнение возможным, то в таком случае обязательство существует, а должник несет перед кредитором ответственность за его неисполнение.

Существенное изменение обстоятельств

Другой релевантной концепцией является существенное изменение обстоятельств. Так, в соответствии со ст. 451 ГК РФ:

Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.

Чтобы отличить форс-мажор от существенного изменения обстоятельств, можно руководствоваться следующей логикой. При форс-мажоре обстоятельство должно полностью блокировать исполнение обязательства, а не просто осложнять его.

Например, если в результате распространения вируса увеличивается срок исполнения обязательства (для поставки товара требуется проложить альтернативный более длинный маршрут), тогда речь идет о существенном изменении обстоятельств.

Изменение обстоятельств признается существенным тогда, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут или изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:

  • В момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет.
  • Изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота.
  • Исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.
  • Из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Важно помнить, что существенное изменение обстоятельств не дает право обязанной стороне не исполнять обязательство и освободиться от ответственности. При существенном изменении обстоятельств у обязанной стороны есть лишь право договориться с другой сторон о расторжении или изменении договора. Это право обеспечено возможностью обратиться в суд, если соглашения все-таки достигнуть не удастся.

Многие полагают, что последствия коронавируса на мировые цепочки поставок только проявят себя в ближайшие месяцы. Если это так, то сторонам договорных отношений стоит понимать объем ответственности перед своими клиентами и поставщиками. Для этого необходимо изучить положения договора и норм применимого права, которые применяются по умолчанию.

Авторы статьи — Роман Бузько и Егор Ларичкин из Buzko Legal.

Источник: https://vc.ru/legal/112156-vliyanie-koronavirusa-na-dogovory-fors-mazhor

Следование разъяснениям ФНС спасет от штрафа?

Следование разъяснениям данным лицу освобождает от ответственности

Дискуссии по поводу статуса писем финансового и налогового ведомств продолжаются уже не то что не первый год, а, кажется, не один десяток лет: то ли эти письма являются «индульгенцией», «панацеей» и руководством к действию, то ли это просто «информация к размышлению» и авторы их ни за что не отвечают. Перед нами свежее «письмо о письмах», или «разъяснение о разъяснениях».

Речь идет о письме Минфина России от 28.09.2021 № 03-02-08/69720. Аргументы у его авторов следующие. В подпункте 4 пункта 1 статьи 32 Налогового кодекса РФ установлено, что налоговые органы обязаны бесплатно информировать налогоплательщиков, плательщиков сборов и налоговых агентов о действующих налогах и сборах, порядке их исчисления, а также об обязанностях налогоплательщиков.

При этом в подпункте 3 пункта 1 статьи 111 НК РФ сказано, что одним из обстоятельств, исключающих вину лица в совершении налогового правонарушения, признается выполнение:

  • письменных разъяснений налогового органа о порядке исчисления, уплаты налога (сбора, страховых взносов) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных этому лицу либо неопределенному кругу лиц. Такое разъяснение по смыслу и содержанию должно относиться к налоговым (расчетным) периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания документа;
  • мотивированного мнения налогового органа, направленного этому лицу в ходе проведения налогового мониторинга.

При этом разъяснительные документы налоговых органов вправе подписывать их руководители (заместители руководителей).

Из сказанного можно сделать следующий вывод. Если налогоплательщик применил адресованное ему письменное разъяснение ФНС России, подписанное руководителем (заместителем руководителя) ведомства, то это снимает с него вину за совершение налогового правонарушения и он освобождается от ответственности. Все-таки «индульгенция», стало быть. Почти что «панацея».

Кстати, всем нам знаком следующий тезис финансистов, встречающийся в большинстве их писем: «Настоящее письмо Департамента не содержит правовых норм, не конкретизирует нормативные предписания и не является нормативным правовым актом.

Письменные разъяснения Минфина России по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах имеют информационно-разъяснительный характер и не препятствуют налогоплательщикам, налоговым агентам и налоговым органам руководствоваться нормами законодательства Российской Федерации о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме». В переводе на более понятный язык это означает примерно следующее: «Лично нам кажется, что нужно сделать вот так. Вы попробуйте, может быть, вас и не оштрафуют. А если что, то мы не при делах – у вас своя голова на плечах есть».

Так вот, в комментируемом письме такого «довеска» нет, так что все, вроде бы, без подвоха. Так что в целом комментируемое послание нас вроде бы должно радовать, и мы должны быть благодарны финансистам хотя бы за то, что они процитировали нам положение статьи 111 Налогового кодекса РФ. А то когда мы еще в него заглянем.

Как защититься от претензий

Действительно, выполнение разъяснения контролирующих органов Налоговый кодекс РФ относит к обстоятельствам, которые исключают привлечение налогоплательщика к ответственности в виде штрафа (подп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ).

А статья 75 Налогового кодекса РФ называет данное обстоятельство среди тех, которые исключают еще и начисление пеней. Правда, при этом обе указанные статьи содержат определенные условия.

И только в случае выполнения всех условий можно рассчитывать на освобождение от ответственности и начисления пеней. Назовем эти условия.

Разъяснения, которые выполнял налогоплательщик, должны быть письменными (а значит, любые консультации налоговиков и финансистов по телефону, на семинарах, круглых столах и т. п. от ответственности не освободят). Они должны быть даны финансовым, налоговым или иным государственным органом строго в пределах его компетенции.

По своему смыслу разъяснение должно относиться к тому периоду, когда совершено нарушение, и должно основываться на полной и достоверной информации (проще говоря, пытаться утаить от налоговой или Минфина информацию при направлении запроса не стоит).

Разъяснение должно быть адресовано налогоплательщику лично или неопределенному кругу лиц.

Как видим, налогоплательщик, который следовал письменным разъяснениям налоговиков или финансистов и претендует на освобождение от ответственности, должен соблюсти довольно много условий. Но практика показывает, что даже когда, казалось бы, выполнены все перечисленные выше требования, инспекторы находят основания для начисления пеней и взыскания штрафов.

Чужой запрос

По правилам статьи 111 Налогового кодекса РФ разъяснением можно воспользоваться, если оно адресовано налогоплательщику лично или неопределенному кругу лиц.

Но предположим, бухгалтер в своей деятельности руководствовался письмами Минфина России и ФНС, которые содержали разъяснения, данные по запросу другого лица, но были опубликованы в СМИ и стали доступны всем. Такие письма, по мнению контролирующих органов, от ответственности не освобождают.

Многие суды, однако, считают, что о правомерности привлечения к ответственности и начисления пеней в таком случае говорить уже нельзя.

Если налогоплательщик воспользовался разъяснениями Минфина России, хоть и адресованными другому лицу, но опубликованными для всеобщего сведения в справочно-правовых системах, то инспекторы не вправе привлекать его к ответственности и начислять пени за неверное исчисление налога, это следует, к примеру, из Постановления Арбитражного суда Уральского округа от 14.06.2021 № Ф09-2726/18.

Источник: https://st-s.pro/sledovanie-raziasneniiam-fns-spaset-ot-shtrafa/

Ваши права
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: